Вторжение?. Часть 1


Гул мaшины, пoдъexaвшeй к пoдъeзду, зaглушил aккoрды шeстиструннoй гитaры.

Из aвтo вылeз мужчинa, oсмoтрeл нaс шeстeрыx, кивкoм oтвeтил нa привeтствиe мoиx друзeй, и скaзaл:

— Сaшa, ужин чeрeз пятнaдцaть минут! Знaчит…

— Мнe мoжнo пoсидeть дeсять! Пoмню, пaп.

— Лaднo, пoсиди eщё дoпoлнитeльныx пять-шeсть минут. — рaсщeдрился oтeц.

Дa, я дeвушкa. В пoлнoм смыслe этoгo слoвa. Дeвушкa вo всex мeстax. Нo oбидeлaсь нe нa тo, чтo oн так строг и педантичен, а потому что постоянно приходится напоминать ему, о своём желании откликаться на АлЕкса.

— Алекса, ты успеешь похвастаться своим творчеством? — перебирая струны гитары, спросил меня Артур после того как отъехало авто, доставившее моего родителя.

— Ребят, я только в обед закончила рисунок. Он должен… отстояться, так сказать. Я вынесла кое-что из прошлого. — раскрыв картонную папку, показала несколько карандашных рисунков. — Здесь те, кого я помню из прошлой жизни. Волки, совы, лисы.

О том, что на меня накатывают воспоминания о моих ипостасях в образе насекомых и земноводных, молчу — друзья и так с трудом принимают моё мировоззрение, что реинкарнация существует.

— Реинкарнации не бывает! — с усмешкой сказал Андрей.

— Ну и что? — спросила я у него. Грубо добавила: — Ты раньше был обычным спутником какой-то планеты. Поэтому беспамятный.

— Поэтому и астроном… в будущем. — поддержала меня Валя Томина. — Не нравятся рисунки, сиди молча. — скомандовала она Андрею, так как считала его своим парнем и, после известного мне события, имела на это право. — Алёна, может после ужина вынесешь свежий? — Валя является моей самой лучшей подружкой ещё с детского сада, куда мы ходили в одну группу, называет меня Алёной, как я впервые ей представилась.

— Так кем ты была? Волком или волчицей? — спросил Егор Томин, брат Вали.

— А тут похожа на лисицу. — тихо сказала Галя Захарова. — Так кем?

— Наверное в моменты, когда она добрая, то лисичка. Но чаще она волчица. Альфа… , так сказать. — вынес заключение Артур.

— Я была альфой. А лисица символизирует перерождения и огненную стихию. Завтра суббота — день паркура! Давайте обсудим место. — напомнила я своей компании.

Вообще мы творческие молодые люди. Я малюю помаленьку. Артур музыкант-струнник. Валюша пианистка и швея-любительница. Брат её, Гошка — гимнаст и танцор. Его подружка, Галя — балерина и сочинительница приключенческих рассказов. Андрей — самый сильный и старший по возрасту, но милый и тихий парень с наклонностями астронома. Он может среди бела дня указать где в тот или иной момент находятся все планеты Солнечной системы.

Помимо творчества нас объединяет адреналиновая зависимость к экстриму. И в данный период я нахожусь в самой лучшей форме с момента, когда к нам, пятерым, примкнул Артур. Шестой член нашей компании. Он сразу вписался в команду, не то, что другие кандидаты из ближайших дворов микрорайона, отсеивающиеся после того, как понимали, что им с нами, «ботаниками», скучно. У нас без алкоголя и сквернословия, без пошлых намёков совокупиться и развязности в одежде.

И так как у меня не было пары, то Валя намекнула на мою дружбу с Артуром. Она долго убеждала меня, что между парнем и девушкой может быть дружба. А на моё замечание, что она с Андреем вовсе не друзья, а нечто большее, добавила, что ничего в этом необычного нет. Прочла мне мини-лекцию о двуполых созданиях, которые стремятся к естественному назначению — продолжение рода вида. Но если я «конченная лесбиянка», то убеждать меня не имеет смысла, так как, хоть ей нравятся наши шалости, ей более понраву близость с Андреем.

Я это всё знала, всё чувствовала. Но своим упорством закрывала своё истинное желание — быть любимой Артуром. С первых же секунд, когда новосёл попросился в беседку, где мы пятеро делились дневными впечатлениями и новостями, я ВТЮРИЛАСЬ в АРТУРА! Скрывая в тот миг сбой дыхания, я закашлялась, закрыла лицо руками, пряча алое знамя смущения. И даже представилась Алёной, но затем быстро поправила на АлЕкса.

Радовало и его имя. Артур. Просто Артур. Без сюсюканий типа «Иванушка»; «Виталя»; «Сергунька». Наша эмоциональная душа, Галя, спросила, как к нему обращаются родители. Он ответил, что именно так и называли всегда.

Через пару вечеров, пригласила Валю к себе домой и в своей спальне поцеловала её в губы. Она ответила со страстью опытной девчонки. Мы и не заметили, как обе оказались полуобнажёнными…

Потом были наши тайные встречи, где обнажённость достигала максимума. Мы разглядывали половые органы друг друга, ласкали их пальцами, языком. Всё было бы прекрасно, если бы не один нюанс — вместо писечки подружки я «насасывала» член Артура, это ОН раздвигал мои пухлые валы вульвы и слизывал вагинальные секреты.

Вечер, когда Валюша призналась, что уже держала в руке пенис Андрея, что видела эякуляцию, стал самым трагичным для меня — Я ХОТЕЛА ВСЕГО ЭТОГО! Но закрывалась статусом Альфа-самки. МНЕ не приличествует САМОЙ навязываться ВОЛКУ…

— Завтра и погода будет подходящей — пасмурно и туманно. — сообщил Артур, глянув в смарт.

Это напомнило мне, что говорил родитель. Собрала рисунки в папку и попрощалась до девяти вечера.

***

После мытья посуды я продолжила разговор с родителями о дневных событиях, о поездке к родителям мамы. Отец рассказал о теперешнем его юридическом деле в адвокатской конторе, которое сулило крупный доход, если он поможет разрулить финансовый спор между партнёрами. Мама говорила более длительно (потому что любит описывать всё до мелочи) мы с папой иногда уточняли неясное нам. Короче, мы повторяли каждодневный ритуал — семейная беседа. На предложение родителей пойти с ними завтра в гости к папиному коллеге, ответила:

— Вас я не считаю старичьём. Но ваши коллеги до того нудны после пары бокалов вина.

— Но там будут не только мои коллеги…

— Вы меня на смотрины приглашаете… ? Нет? Тогда «звынайте, панове!»… Так, пап… ?

Прежде чем показывать свою работу друзьям, я решила показать её маме с папой.

— Это не ты! — сказал папа после внимательного изучения рисунка.

— И пора уже переходить на холст. — согласилась с выводом папы мама.

— Да, это я изобразила Галю. — ответила отцу. — Я подумаю, мам. — повернувшись к маме ответила ей. И обращаясь сразу к обоим, окончила: — У меня карманные деньги закончились…

— Не давай ей так много! — почти закричала родительница, заметив какое богатство отсчитывает папа. — Сами балуем, а по…

— Единственного ребёнка можно побаловать. — перебил маму отец. — Борис Анатольевич решил обновить дизайн конторы, наверняка захочет избавиться от репродукций картин Шишкина и ещё какого-то художника. Я попрошу рамы с холстами. Отбелишь их и начнёшь трудиться как настоящий художник.

На этом ритуал закончился — папочка взялся за чтение детектива, мама «села на уши» какой-то подруге, оккупировав домашний телефон и кресло в их спальне.

В своей запретной зоне,…

  →

Category: Лишение девственности

Comments are closed.