Четвертый сон Веры Павловны или Маленькая Вера-4


Если вы прочли о первых трех снах («Первый сон Веры Павловны… «, второй и третий) , то можете читать продолжение. Вот оно.

Вера Павловна повзрослела еще на два года. Ее сексуальные эксперименты привели к разводу с Дмитрием Сергеичем Лопуховым и выходу замуж за друга семьи Александра Матвеича Кирсанова. Димка-«Лопух» сиганул от расстройства с моста вниз башкой, одну бейсболку выловили. Впоследствии выяснилось, что он инсценировал самоубийство, а сам свалил в Штаты, но об этом стало известно позже. Кобель Лорд, доставивший хозяйке столько сладостных минут, был сбит на прогулке машиной и сдох. Грудь, живот, бедра и попа Верочки стали более округлыми и с намеками на излишнюю упитанность. Теперь же хозяйка этого богатого тела томилась смутными предчувствиями. Надо сказать, что у нее были две старшие сестры — Люба и Надя. По логике-то, нужно было назвать сестер в такой очередности — Вера (старшая) , Надежда (средняя) и Любовь (младшая) . Но их родители планировали вначале только одного ребенка и занимались только шоппингом, и лишь иногда петтингом. Когда они нашли девочку в капусте, то назвали Любовью. Надежду им принес аист, когда от поверхностного петтинга они перешли к глубокому (куннилингусу и минету) . Но этого родителям показалось мало, они перешли к еще более углубленным актам (не стали надеяться на аиста, искать ребенка в капусте или покупать в магазине) , и, как полагается, у них родилась Вера. Как Вы сами понимаете, мать трех дочерей звали Софьей. Такой праздник даже есть: Вера, Надежда, Любовь и мать их Софья, 30 сентября. Когда поздравляют друг друга с этим праздником, особенно делают ударение на «мать их… «. Сестры уже давно стали взрослыми, а теперь у Верунчика выросли два племянника — Макс (сын Нади) и Серега (сын Любы) . Поэтому на повестку дня для нашей героини встал вопрос об инцесте. Ну, как же, она многое уже попробовала практически в плане секса, а инцеста ей давно хотелось, еще когда она помогала то одной, то другой сестре купать ребенка, их (племянничков) розовые пухлые попки и маленькие пипки возбуждали в ней нездоровые желания. А почему, собственно, нездоровые? Может быть, для кого-то очень даже здоровые, просто-таки здоровенные. Итак, снится Вере Павловне ее четвертый сон.

… … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … .

К Верочке приходят племянники. Они целуют ее, берут с двух сторон за руки и ведут в спальню, на ходу оглаживая ее грудь, попу, бедра и «киску». В спальне они снимают с тети блузку, юбку, трусы и бюстгальтер, раздеваются сами, кладут Верочку навзничь в постель. Макс кладет ноги тетушки себе на плечи и входит в нее, Серега сует ей в рот свой сладкий леденец. Верочка держится минуты две под напором юношей, бурно, с криком кончает и… просыпается. (Не бойся своих видео-фантазий! Еще молоденькая Вера Павловна трахается одновременно со своими двумя племянниками — прим.ред.)

… … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … .

— Че ты орешь-то? — возмущается спросонок Сашка Кирсанов.

— Сон страшный.

— Х-р-р-р…

Верочка не хочет прерывать сладкий сон своего благоверного, идет в ванную, снимает ночнушку, методично лаская сосок и пуговку клитора, доводит себя до оргазма. Она стонет, дверь открывается, на пороге — Кирсанов.

— Эт-то что такое? Ты это о ком мечтаешь?

Вера вспоминает, что с Лопуховым были точно такие же ситуации по поводу эротических снов, долго спорит с мужем, что не мечтает ни о ком, потом сознается, что во сне ее имели оба племянника сразу.

— Моя жена — извращенка! О, горе мне!

«Какие они все одинаковые, эти мужики! Лопухов тоже везде одни извращения видел. А Фаина Георгиевна Раневская, между прочим, однажды сказала, что извращений есть только два. Это балет на льду и хоккей на траве». Сашка вскоре успокоился и заинтересовался.
Выспросив у Веры подробности, он предложил ей заманить племянников в дом, соблазнить их. А сам Кирсанов собирался всю эту порнуху снять на видео и смотреть с Верунчиком перед сном для возбуждения. Вера помнила о том, что Лопухов, ее бывший муж, после пересказа снов обычно тоже предлагал все воплотить наяву, причем обычно с успехом покушался на чью-нибудь попу. Но рассказывать об этом Кирсанову ей не хотелось (лишние вопросы: а почему тебе снилось, что тебя Рахметов в подъезде драл? , а почему тебе снилось, что ты лесбиянством с этой сисястой дурой Наташкой занималась? Ну и далее в том же духе) . А Кирсанов, похоже, с детства был вуайеристом. По крайней мере, любил он Верунчика под кого-либо подложить, подсмотреть все это, заснять на видео и созерцать впоследствии.

Что-то я отвлекся от повествования. Кирсанов возбудился от одной только мысли, как все это будет, как племянники будут иметь тетю. Он сгреб Верочку в охапку и, на ходу нацеловывая, потащил ее в спальню, чтобы снять напряжение, достигшее между ног предела.

Заманить племянников было делом нехитрым. Кирсанов будто бы уехал в командировку, а Макс и Серега давно уже заглядывали в вырез платья тетушки и под юбку, когда она наклонялась, поэтому согласились приехать на чай с большим удовольствием. Приехав, племянники вошли в квартиру, вручили тете цветы, взяли ее с двух сторон за руки и повели в комнату (как было в ее сне) . В комнате тетушка поставила цветы в вазу. На столе уже лежали конфеты и пирожные.

— Сейчас будет чай.

Верочка ушла в кухню и вскоре вернулась с подносом, на котором стояли три чашечки ароматного напитка. Она поставила поднос на стол, не торопясь, расстегнула халат и сбросила его на спинку стула. Под халатом ничего не оказалось. Племянники сделали стойки.

— Вафлю к чаю хочу, — сказала развратная тетушка, подошла к Максу, расстегнула его джинсы, приспустила их вместе с трусами, взяла в руки восставший член и, опустившись на колени, приняла его в ротик.

— А я как же? — обиделся было Серега.

— М-г-м-уг-у, — промычала Верочка, потом оторвалась от «вафельки» и добавила уже членораздельно, — могу два сразу сосать, ты тоже подходи и спусти штаны и трусы вниз.

Когда Серега выполнил ее команду, Вера взяла и его за член и стала по очереди лизать и сосать то, что давно уже хотела заложить за щеку. Дверь в комнату открылась и вошел Кирсанов с видеокамерой. Племянники задергались от неожиданности, но тетя опытными руками держала свою добычу. Кирсанов сделал рукой и мимикой лица успокаивающие движения: «Не смущайтесь, мол, ребятки, продолжайте в том же духе». Макс и Серега некоторое время еще были скованы в движениях, но ласки тети возымели свое действие, «ребятки» начали понемногу раскрепощаться. Они по очереди клали свои ладони на затылок тетушки и насаживали ее на свои дубинки. Когда они кончили (первым Макс, вторым — Серега) Верочка все до единой капли выпила и слизала. Она тут же начала двумя руками восстанавливать работоспособность инструментов своих племянничков. Кирсанов, как заядлый режиссер (он же оператор) , уже командовал съемками.

— Затвердели? Да я вижу, что затвердели. Так, Макс ложится в кровать на спину. Верочка, влезь на него сверху и насадись в позе наездницы. Отлично, теперь наклонись к нему. Серега, вставляй сзади. А, гель забыли! Серега, держи, смазывай, входи потихоньку. Так, поехали, отлично!

Поснимав некоторое время сцену взятия тетушки племянниками в две сладкие дырочки, Кирсанов возбудился. Но возбуждение его пошло по какому-то «голубому» пути. Быстро пристроив камеру так, чтобы съемка продолжалась, он скинул брюки и трусы и, поискав глазами тюбик с гелем, схватил его и начал смазывать свободную попу, которая принадлежала Сереге. Серега заерзал было, засуетился под клиентом, но Кирсанов нетерпеливо хлопнул его по заднице и практически тут же ввел.
Серега принял легко, Кирсанову показалось, что попа давно уже разработана. Но удивляться было некогда, процесс имения тетушки племянниками, а одного из племянников — добрым дядей захватил всех, все ритмично двигали (кто чем мог) . Верочка кончила раза два, пока разрядились Макс и Серега. Кирсанов кончил последним, не разрешая конструкции из четырех человек распасться, пока он не получит удовольствие. Когда процесс полностью завершился, все развалились по углам кровати, думая каждый о своем. «Тетя Вера классно трахается», — думал Макс. «Вот это да! И я вставил, и мне заправили», — думал Серега. «А попа у него определенно разработана. Что они, друг друга с Максом натягивают по очереди?», — думал Кирсанов. «Неужели у всех мужиков есть непреодолимое желание именно в попу заправить?» — думала Верочка, — «То Лопухов всем в задницу засаживал, теперь выяснилось, что и Кирсанов не прочь этим побаловаться». Так реализовался в действительности четвертый сон Веры Павловны. А много ли еще их будет, этих снов? Понятия не имею. Знаю только, что не хотел бы я в бане нагнуться за мылом, если сзади будут маячить эти придурки — Лопухов с Кирсановым. Анекдот: Объявление в бане: За упавшим на пол мылом не нагибаться. Администрация ответственности не несет».

Все, я решил. Остался последний сон Веры Павловны. Вот осилю его, и шабаш.

Category: Инцест

Comments are closed.