Укрощение Ксюшки


Укрoщeниe Ксюшки

Гришaня в этoй жизни ужe ни зa чтo нe дeржaлся. Eму былo нeмнoгo зa тридцaть, и oн ужe твeрдo рeшил, чтo будeт жить тoлькo для сeбя. Пoслe eгo пoслeдниx oтнoшeний, прoшлo ужe бoльшe трex лeт и Гришaню нискoлькo этo нe нaпрягaлo. К прoтивoпoлoжнoму пoлу oн oтнoсился впoлнe нeйтрaльнo, дaжe нeмнoгo пo-филoсoфски.

Нa этoм этaпe свoeй жизни oн и пoзнaкoмился с Ликoй. Тoчнee скaзaть, oнa с ним пoзнaкoмилaсь нa кoрпoрaтивe.

Ликa былa мoлoдoй жeнщинoй – привлeкaтeльнoй, стрoйнoй и гибкoй, лeт тридцaти пяти с виду. С oбвoрoжитeльнoй улыбкoй и мaнeрoй, вo врeмя рaзгoвoрa, смoтрeть в глaзa.

Вo врeмя знaкoмствa, Гришaня с бутылкoй пивa тoлкaл eй, бeз всякой задней мысли, какую-то пламенную речь про футбол, стоя напротив большого плоского телевизора. А она, вдруг, внезапно предложила обменяться телефонами. Так все и произошло.

Лика была разведенкой со стажем, муж давно исчез в неизвестном направлении, имела дочь – начинающую студентку. И как-то дальше все завертелось, закружилось так, что Гришаня переехал к ним жить. Дочка Лики жила отдельно со своим парнем, и у себя дома практически не показывалась.

Прекрасно понимая, что жить ему придется на женской территории и обладая определенными знаниями женской психологии. Гришаня взял все ключевые моменты, такие как финансовые, под свой контроль. Четко распределил обязанности, и установил определенные рамки в отношениях с Ликой, пока она на него смотрела влюбленными глазами. Баба есть баба, не будешь управлять ей, все разрушит. Так думал он и, в общем-то, был прав. Далеко в будущее Гришаня не заглядывал и жил, что называется, сегодняшним днем.

С этого все и началось.

**************************

Лика стояла у плиты, в легком халатике, переворачивая блинчики на сковородке.

— Сегодня, Ксюшка звонила, забежит после обеда, ты не против? Познакомитесь…

Эта была дочь Лики, и Гришаня ее ни разу еще не видел, хоть и жил в их квартире уже около двух месяцев.

— Конечно, — Гришаня читал газету, так как не был любителем гаджетов, интернета и компьютеров, — в магазине купить чего?

— Да, купи, пожалуйста, что-нибудь к чаю. Тортик какой-нибудь, ну или на свой выбор. Посидим, поболтаем.

— Как скажешь.

Пару часов спустя, чайник стоял на столе. Все было готово. А Гришаня зажав Лику в углу, ненавязчиво лапал ее за самые интимные места через халатик, шепча ей на ушко сексуальные пошлости. Вгоняя Лику в небольшое, но приятное смущение.

В дверь позвонили, и Лика побежала открывать.

— Привет, — раздался звонкий голос Ксюшки и после небольшой возни в коридоре, она с Ликой прошла на кухню.

— Рад познакомиться, Гриша, — Гришаня не имел привычки быть оригинальным.

— Ксюша! — Ксюшка была в отличном настроении и с интересом рассматривала Гришаню.

Они уселись за стол. Завязалась беседа о жизни, учебе, работе и прочей лабуде.

Гришаня с первых же минут оценил дочь Лики. Вся в мать, такая же живая и подтянутая, небольшого роста, милое выразительное лицо и прямые волосы по плечи. Характер, скорее немного избалованный, строптивый. С Ликой держалась на равных, как подруга.

Ксюшка же посматривала на Гришаню с нескрываемым интересом. Как обычно смотрят на неопознанные объекты, которые подлежат более детальному изучению. Она сразу определила в нем умного, состоявшегося мужчину, немного резковатого.

Ксюшка неосознанно пыталась в разговоре как-то поддеть Гришаню, вызвать в нем отрицательные эмоции. Но он сохранял дистанцию, был сдержанным, отвечал учтиво и был в меру галантным. Придерживался основных правил нахождения в женском коллективе.

Вечером, когда Ксюшка уже ушла. Лика спросила:

— Ну как тебе она?

— Хорошая, — коротко ответил Гришаня, чтобы от него побыстрее отстали.

**************************

Следующий день был воскресенье. Переделав несколько дел утром, Гришаня с Ликой решили вторую половину дня провести в постели и попутно посмотреть какой-нибудь сериал.

Около кровати стоял небольшой журнальный столик с тарелкой наполненной клубникой. И, Гришаня, откинув одеяло с голой Лики, не спеша кормил ее.

Взяв очередную ягоду, он водил ей по животу Лики, грудям, соскам, а потом подносил к ее рту, но не давал сразу съесть клубнику. Наблюдал, как Лика пытается дотянуться языком до нее, как только клубника дотрагивалась до ее губ.

Лике эта игра очень нравилась, она много смеялась. Лежа на спине, прогнувшись и лаская свое сексуальное тело, ей было запрещено помогать себе руками в этой игре. Она эротично облизывала губы, приоткрывала рот и делала все возможное, чтобы заслужить очередную ягоду. В то время как Гришаня говорил ей, что для этого нужно сделать в очередной раз.

Он водил клубникой по ее алым губам, заставляя посасывать. Приказывал ей открыть рот и максимально вульгарно высунуть язык, водя вдоль по нему ягодой от кончика, практически до самого его основания, при этом Лика усердно вылизывала и ягоду, и пальцы Гришани.

Так распалил ее, что она уже готова была наброситься на него.

— Становись раком, — сказал ей Гришаня, поднимаясь с кровати.

Лика моментально оттопырив попку, повернулась поперек кровати к нему лицом, игриво смотря снизу вверх. Ее спина была сильно прогнута, ребра выделялись на фоне небольшой груди. Пульс был частым, а дыхание отрывистым. Ноги были раздвинуты, и сверху была хорошо видна ее беззащитная раздвинутая притягательная промежность.

Гришаня взял ее за волосы, раскинутые по плечам, собрав их в пучок, стоя перед Ликой, и не мешкая, поднес хуй к ее рту. Она его тут же заглотила, с каким-то судорожным удовлетворительным вздохом. Начала жадно сосать, причмокивая и чуть ли не урча от удовольствия. Член хлюпал у нее во рту, а из ее глотки иногда раздавался захлебывающийся несдержанный возбужденный стон.

Лике нравилось все, и то, что Гришаня смотрит на ее доступное обнаженное тело, как обращается с ней, оценивает ее, и то, как она старательно сосет ему член, как покладистая сука. Она была за любой вариант развития событий, и была очень даже не против, чтобы он горячо кончил ей в рот, который Гришаня усердно насаживал на свой хуй. Она была ему нужна, ее использовали, и мысли об этом просто сводили Лику с ума до такой степени, что дрожь пробегала по всему ее телу.

— Давай блядюшка, продолжай. Будь умницей.

Лика была очень заведена, а между ног было мокро. Она активно сосала, не останавливаясь, чувствуя, как крепкий наглый член трется по ее влажным губам и языку, раз за разом, неизбежно проникая глубоко к самому горлу.

Все было в самом разгаре, а Гришаня, чувствуя приближение оргазма, уже подумывал о том, чтобы развернуть стоящую раком возбужденную Лику и дотрахать ее в доступную пизденку.

Как дверь в комнату резко распахнулась и на пороге показалась Ксюшка. Она неслышно зашла в квартиру, так как у нее был свой ключ, и думала, что дома никого нет.

— Ой, — на секунду замерла Ксюшка. Однако картина ее глазам явилась более чем откровенная.

Захлебывающаяся Лика с упоением сосала хуй забыв обо всем на свете, виляя задницей, опершись на локти и широко раздвинув ноги.

Гришаня замер, увидев боковым зрением неожиданно появившуюся Ксюшку. А Лика, опомнившись чуть позже всех, сначала скосила глаза, и только после этого, сделав еще несколько движений, и выпустив болтающийся член изо рта, повернула голову.

Ксюшка тут же поспешила закрыть дверь.

Ее появление оказалось полной непредвиденностью, и продолжать дальше сексуальные игрища стало неуместным.

Лика накинув халатик, забежала в ванную, а потом поспешила на кухню, где горел свет. Гришаня же лег в кровать и решил продолжить смотреть телевизор, ему лезть в эти женские дела не было никакого смысла.

— Ты что без предупреждения? – спросила Лика Ксюшку, как ни в чем небывало.

— Я с ним поругалась, — ответила Ксюшка, стоя лицом к окну.

— С кем? Со своим Игорьком?

— Да. И ушла от него.

— Да как же так? Что случилось?

— Ну, долго объяснять. Я дома пока поживу, можно? – Ксюшка повернулась и посмотрела на Лику.

— Конечно…

Возникла неловкая пауза.

— Конечно, живи, это же и твой дом, — поспешила Лика сгладить неловкость ситуации.

**************************

Прошло еще несколько дней и все понемногу налаживалось. Лика работала по двенадцать часов с графиком два через два, Ксюшка ходила в институт, у Гришани была обычная работа сутки трое – он работал на совместном предприятии, а предприятие работало круглосуточно. Они с Ликой вместе работали там, но в разных отделах.

**************************

Очередным утром, Гришаня сидел на кухне, пил чай и читал газету, у него был выходной. Лика недавно ушла на работу и должна была вернуться вечером. Все было хорошо, и впереди был еще целый день.

На кухне появилась Ксюшка и полезла в холодильник. Она была в трусиках, маечке – через которую торчали ее небольшие грудки, и как обычно ходила по дому босиком.

Гришаня уже привык к этой ее форме домашней одежды и никаких вольных ассоциаций у него это практически не вызывало.

Ксюшка достала кусок пиццы, положив его на тарелку и закинув в микроволновку, села напротив Гришани, начав его рассматривать.

— Что? — спросил он ее.

— А ты долго еще будешь с мамой жить?

Гришаня немного прифигел от постановки вопроса и даже не сразу нашелся, что ответить, положив газету на стол.

— А что? – только и смог он повторить свой вопрос.

— Да нет, ничего, просто спросила.

— Я не понял, тебе что-то не нравится? — Гришаня опомнившись, решил пойти в наступление.

— Ты ее любишь? – Ксюшка встала, достала пиццу из микроволновки и начала ее есть, облокотившись о столешницу.

— А тебе какое дело до этого? Не лезь, куда тебя не просят.

— Ой-еее-ей, — наиграно передразнила его Ксюшка, — что тут такого? Подумаешь…

Гришаня не нашелся, что ответить на этот выпад, молча, взял газету и продолжил чтение.

Он не видел, как Ксюшка состроила ему рожицу.

Доев пиццу, она сполоснула руки, поставив тарелку в раковину, и уже собралась уходить.

— Посуду за собой помой! – раздалось ей в след.

Ксюшка в недоумении оглянулась, весь ее вид демонстрировал полное недоумение, брови выгнулись дугой. Такого отношения к себе, Ксюшка потерпеть не могла.

— Сам помоешь! – выпалила она, — и вообще ты здесь никто и зовут тебя никак!

Зря она это сказала, так как в

1234>>>

Category: Экзекуция

Comments are closed.