Фотосессия


Я удивился, когда она вошла. По телефону голос звучал куда увереннее, и я подумал, что придет эдакая бизнес-вумен или красотка, знающая себе цену. Такие не стесняются фотографов и не боятся приходить на квартиру. А моя студия как раз в моей квартире и находится. Точнее, в одной из комнат. Когда-то здесь была спальня, моя и моей бывшей. Когда мы расстались, я повышвыривал отсюда почти все вещи. Место под студию освободилось, и теперь тут просто красота. Ну, с мужской точки зрения — красота. Ничего лишнего.
Я задумался и забыл про гостью. Бедняжка забавно мялась на пороге.
— Куда можно сумку повесить? — просила она.
Я вышел в коридор и показал. Хотел предложить оставить вещи, но потом сообразил, что вещей-то и нет — лето, тепло. Обычно летом девушки любят фотографироваться на природе. А этой подавай студию.
На ней была странная кофточка… или платье… черт его знает, больше похоже на длинную приталенную рубашку. Хотя очень может быть, что в женской лексикологии есть специальное слово, обозначающее такие платья. Если честно, впервые вижу, чтобы такое надевали на фотосессию: длинное и бледное, фигуры толком не видно. Мне не понравилось. Зато на личико девушка была ничего, на макияж явно потрачено много времени — глаза как драгоценные камни, только непонятно, голубые или зеленые. Стрижка неровная. Наверное, такая называется «лесенкой». Волосы светлые, нижний ярус доходит до плеч и, слегка завиваясь, лежит на них.
— Вы по телефону не сказали, какие именно фото хотите, — заметил я, — в каком стиле?
— Я… пока не знаю, по ходу разберемся, — она посмотрела на свои туфли на шпильках. Стесняется, что ли, — может, вы мне и подскажете.
— Просто обычно я фотографирую друзей, знакомых. Фото — мое хобби, а не заработок. Фееричные работы — это не мое, так что… вы уверены, что пришли по адресу?
— Я увидела ваши фото, мне они очень понравились, — сказала она, — у вас на сайте указан телефон, вот я и позвонила. Вы Григорий, правильно?
— Георгий, — сухо поправил я. Не-на-ви-жу, когда мое имя путают.
— Ой, да… простите, — она неосознанно коснулась моей руки. Обычный примирительный жест, но мне стало не по себе, — просто у меня никогда не было знакомых с таким именем. Георгий… а сокращенно — Жора?
Вот сучка. Дважды проехалась по моему имени. Надеюсь, ее саму зовут Дездраперма, хоть посмеюсь.
— Гоша, — мрачно сказал я.
Обычно я себя так не веду. Я спокойный воспитанный парень, но эта девчонка почему-то вызывает во мне какие-то неадекватные реакции. Когда она назвала меня Жорой, мне захотелось укусить ее за плечо. Или схватить на шею и посмотреть, какие у нее глаза, когда она боится.
— Проходите в студию, — пригласил я. Кажется, мой недружелюбный тон ее напугал, — я сейчас приду.
Я прошел в ванную, быстро сполоснул руки и лицо холодной водой. Не хватало еще так глупо себя вести из-за девчонки, в которой нет ничего примечательного.
Я вошел в студию и обомлел. Нет, я был не прав. Во-первых, она не собиралась фотографироваться в рубашке. Рубашка-платье лежало на диване, а на девушке теперь было короткое (не то слово, ОЧЕНЬ короткое) черное платье без бретелек. Во-вторых, ЕСТЬ в ней кое-что примечательное. Ноги. Они неестественно длинные, и короткое платье еще сильнее подчеркивает этот факт. Стройные ноги, что называется, «от ушей». На шее — тонкая черная полоска ткани, я почему-то живо представил себе пантеру в ошейнике. Шея тоже длинная и красивая.
Я мысленно «дорисовал» к ее ошейнику цепочку. Вот я дергаю за нее и «пантера», переступая ногами на каблучках, делает несколько шагов и оказывается в моих объятиях. Такая страстная и роковая.
— Ой, — девушка слегка споткнулась на ровном месте и неловко переступила с ноги на ногу, разрушая впечатление роковой красотки. Я вдруг понял, в чем дело — она не знает, какая она красивая. Она неуверенна в себе и хочет с помощью фотографии повысить самооценку.
— Вот, я хочу фото в этом платье, — сказала она и пожала плечами, — если это не слишком…
О, еще бы! Да. Это слишком. Я снимал фото даже в стиле «ню» — и ничего. Я сразу воспринимал это как работу — не больше ни меньше. А эта девушка в одежде, но я не уверен, что смогу ее фотографировать. Я бы с бОльшим удовольствием трахнул ее. Вот на диване, например. Прямо сейчас.
— Нет, все в порядке. Вы в этом платье… эффектны.
Эффектны как порно-звезда. Хорошо, что я в джинсах, а не в легких брюках.
Она улыбнулась и сразу стала очень красивой.
— Спасибо. Ну так… с чего начнем?
Ну, ты можешь, например, снять платье… или задрать его еще немного выше… сантиметров на пять…
— Сейчас сообразим.
Я повесил первый попавшийся фон и поставил кресло для фотосессий. Стандартный вариант. Плохо, но ничего креативного на ум не шло. Хотя нет, шло, и много чего… если такие мысли можно назвать креативом.
— Как вас зовут? — невинно поинтересовался я.
— Саша.
— Садитесь, Саша.
Значит, не Дездраперма. Сашка-букашка. Но дразнить ее, тем более про себя, было неинтересно.
Намного интереснее будет посмотреть, как ей удастся СЕСТЬ в таком коротком платье.
Удалось. Видимо, особое женское умение. Она быстро закинула ногу на ногу. Я поскорее схватился за фотоаппарат. Я зову его Кэнни, как девчонку, от слова Саnnоn. С Кэнни в руках стало легче. Я отослал ненужные мысли на задний план и просто фотографировал. Но через двадцать минут понял — это не то. Обычная схема не работает, фотографии «дохлые».
— Подожди… — сказал я. Придвинул ближе свой стол и набросил на него розово-сереневый фон.
— Что делать?
Сядь на стол и раздвинь ноги…
Я глубоко вздохнул. Главное не сказать вслух что-нибудь из внутреннего монолога.
— Обопрись рукой о стол, — сказал я, — так, а теперь представь, что ты танцуешь танго, с розой в зубах, — я, как фокусник, выхватил как бы из воздуха реквизитную розу. Желтая, но и такая сгодится.
— Я не умею танцевать, — грустно сказала Саша.
— А хотела бы?
— Она кивнула. Танцы. Ну да, конечно. Они магнетически действуют на женщин.
— А правда, — спросил я, — что даже порядочная девушка тут же переспала бы с парнем, который поразил бы ее, танцуя с ней?
— Ну… — она тихонько засмеялась, глаза заблестели, — я не могу сказать за всех, но вот если так… Она приходит на танцы одна, не ждет знаков внимания, знает что никто ее не пригласит. Тут появляется молодой человек…
— Красивый, кончено.
— Не обязательно. Главное, он приглашает ее и уверенно ведет на танцпол. И танцует не просто «медляк», как 80% собравшихся, а что-то более красивое. У нее не очень получается, но он не смеется над ней, а помогает научиться. И вот уже другие пары завистливо смотрят на них, мужчины хотят только ее, а женщины ей завидуют. Рядом со своим партнером она чувствует себя красивой, грациозной, желанной. Тогда, я думаю, да, она может сразу уехать с ним.
— Вы, женщины, странные. Где логика? А как же месяцы ухаживания? Их заменяет один только танец?
— Даже не знаю. В моей истории — да, потому что девушка пришла на танцы. Если она пришла не за компанию с кем-то, а сама, значит — она хочет танцевать. Он дал ей то, что она хотела, в чем нуждалась, а она отдала ему себя. Вот и все. Если бы танцевать на виду у всех не было ее отчаянным желанием, тогда нет, не думаю что у истории было бы бурное продолжение. Это был бы просто танец.
— А ты пришла сюда. Значит, тебе больше всего нужны фотографии.
Простая фраза, но я как будто намекаю на что-то. Ну и ну.
— Да.
— Отлично! Но сначала… — я набрал на телефоне «аргентинское танго», — сначала — танцы.
И, не спрашивая, я закружил ее по комнате. Все, что я знаю о танго и о том, как его танцевать, ограничивается парой-тройкой фильмов вроде «запах женщины», но девушка и сама не знаток. Мы от души веселились и в конце танца я позволил себе вольность — схватил ее за ногу, почти у бедра, и наклонил вперед. Она уставилась на меня удивленно, я невозмутимо встретил этот взгляд — в танго такой элемент есть, я ни при чем.
— Давай, повтори! — я подтолкнул ее к столу.
Саша немного раскраснелась и повеселела. Она оперлась о стол, одну ногу согнула в колене и понюхала розу. Я сделал несколько кадров. То, что надо! В них появилась страсть. Девушка кокетничала перед камерой, ее не смущали мои все более эротичные идеи и все более прозрачные намеки. Она воспринимала это как часть работы. Она кокетничала перед камерой, сводя меня с ума. Все бы отдал за то, чтобы содрать с нее это платье.
— Вас… стиль «ню» не интересует? — деловым тоном поинтересовался я, опять переходя на «вы». Я понимал, что время закончилось и она сейчас уйдет.
— А? Нет, я вряд ли на такое решусь.
— Ладно.
Я хотел закрыть объектив крышкой, но выронил ее, а девушка автоматически наклонилась, чтобы поднять.
Мог бы и догадаться. Под такое облегающее платье белье не надевают. Но я просто с ума сошел от этого контраста обнаженной кожи и черного трикотажа. Раздался щелчок и я понял, что нечаянно сфотографировал ее в таком виде. Вот это снимок! По сайтам для взрослых можно и не лазить.
— Что вы…

— Ты знаешь, а я ведь недавно на повара кончил.
На кого ты кончил, извращенец?

— она гневно обернулась, поправляя платье, — что вы сделали, а??
Я оторопел. Прямо у моего лица — гневные серые глаза. Серые, а не голубые или зеленые.
— Сейчас же удалите снимок!
Ох, ну я и попал. Теперь даже если я его удалю, девчонка Саша все равно расскажет всем, какой я извращенец и негодяй. А раз так — какой смысл его удалять? Раз я уже негодяй, я пойду ва-банк.
— Нет, — за меня говорила какая-то новая часть меня, наглая и самодовольная, — хочешь фото обратно — убеди меня.
— Что?!
Оо, детка, ты так здорово злишься…
— Поцелуй меня.
Она подошла очень близко и спросила:

— Что, просто поцеловать?

— Ну да.
На ее лице отразилось облегчение и что-то еще. Что? Разочарование?
— Поцелуй меня сам.
Второго приглашения я ждать не собирался и впился в ее губы так, словно от этого зависела моя жизнь. Тепло, приятно… от ее волос пахнет каким-то шампунем. Странно, но она не стремилась прервать поцелуй. Сама напросилась! Раз уж моей репутации конец, я могу вести себя, как

Category: Романтика

Comments are closed.